?

Log in

No account? Create an account

Предыдущие 50

16 окт, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Снова тотъ же вѣтеръ вѣетъ.
Да, опять начало мая.
Только - сердце вдругъ мертвѣетъ,
Что-то смутно понимая.

Снова та же птица рѣетъ.
Что тамъ, въ небѣ? Жизнь иная?
И душа на мигъ старѣетъ,
Что-то смутно вспоминая...
Метки: , ,
Petrus

petrark

(без темы)

Въ полѣ не видно ни зги.
Кто-то зовётъ: «Помоги!»
       Чтò я могу?
Самъ я и бѣденъ, и малъ,
Самъ я смертельно усталъ,
       Какъ помогу?

Кто-то зовётъ въ тишинѣ:
«Братъ мой, приблизься ко мнѣ!
       Легче вдвоёмъ.
Если не сможемъ идти,
Вмѣстѣ умрёмъ на пути,
       Вмѣстѣ умрёмъ!»

Ѳёдоръ Сологубъ, 18 мая 1897 г.
Метки: ,

15 окт, 2018

я

evgen_gavroche

(без темы)

На заборе снег мохнатый толстой грядочкой лежит.
Налетели вмиг галчата… Ух, какой серьёзный вид!

Ходят боком вдоль забора, головёнки изогнув,
И друг дружку скоро-скоро клювом цапают за клюв.

Что вы ссоритесь, пичужки? Мало ль места вам кругом —
На берёзовой макушке, на крыльце и под крыльцом.

Эх, когда б я сам был галкой, — через форточку б махнул
И веселою нырялкой в синем небе потонул…

14 окт, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

Кентаврами восходят поколенья
И музыка гремит.
За лесом, там, летающее пенье,
Неясный мир лежит.

Кентавр, кентавр, зачем ты оглянулся,
Копыта приподняв?
Зачем ты флейту взял и заиграл разлуку,
Волнуясь и кружась?

Везенья нету в жаркой бездне,
Кентавр, спеши.
Забудь, что ты был украшеньем,
Или не можешь ты?

Иль создан ты стоять на камне
И созерцать
Себя и мир и звёзд движенье
И размышлять.

Константин Вагинов, 1933
Метки: ,

13 окт, 2018

Petrus

petrark

ДѢВА

Я говорилъ тебѣ: страшися дѣвы милой!
Я зналъ, она сердца влечётъ невольной силой.
Неосторожный другъ! я зналъ, нельзя при ней
Иную замѣчать, иныхъ искать очей.
Надежду потерявъ, забывъ измѣны сладость,
Пылаетъ близъ нея задумчивая младость;
Любимцы счастiя, наперсники судьбы
Смиренно ей несутъ влюблённыя мольбы;
Но дѣва гордая ихъ чувства ненавидитъ
И, очи опустивъ, не внемлетъ и не видитъ.

Александръ Пушкинъ, 1821 г.
Метки: ,
я

evgen_gavroche

Осенний день

Какая кротость умиранья!
На грядках иней, словно пух.
В саду цветное увяданье
И пышных листьев прелый дух.


Река клубится серым паром.
Хрустит промерзший старый плот.
Далеким радостным пожаром
Зарделись клены у болот.


Заржавел дуб среди площадки.
Скрутились листья, темен ствол.
Под ним столпились в беспорядке
Скамейки голые и стол.


Ель в небе легче кипариса.
Всем осень – ей зеленый взлет…
На алых зернах барбариса
Морозно-матовый налет.


Цветы поникли на дорожки,
На лепестках комки земли.
В узлах душистого горошка
Не все бутоны расцвели…


В аллеях свежий ветер пляшет.
То гнет березы, как рабов,
То, утомясь, веревкой машет
У гимнастических столбов.


В вершинах робкий шепот зова
И беспокойный смутный бег.
Как странно будет видеть снова
Пушистый белый-белый снег…

Читать дальше...Свернуть )

12 окт, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Стоимъ, молчимъ. Неясное мерцанье
Жемчужной ризы. Плащаница, грусть.
Быть можетъ, нѣтъ ни райскаго сiянья,
Ни ада, ни чистилища (и пусть…)

Такой неясный Ликъ, неяркiй вѣнчикъ –
Но я живу совсѣмъ другой мечтой:
Сулитъ другое свѣтло-сѣрый жемчугъ,
Мерцая серебристой чистотой.

Тамъ будетъ утро, и роса, и слизни
На влажныхъ листяхъ, серебристый дождь,
Туманный свѣтъ – нѣжнѣй, чѣмъ въ этой жизни –
Мерцающихъ, полупрозрачныхъ рощъ…
Метки: , ,

11 окт, 2018

Petrus

petrark

ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

             Куприну

Изъ-за забора вылезла луна
И нагло сѣла на крутую крышу.
Съ надеждой, вѣрой и любовью слышу,
Какъ запираютъ ставни у окна.
Луна!

О, томный шорохъ тёмныхъ тополей,
И спѣлыхъ грушъ наивно-дѣтскiй запахъ!
Любовь сжимаетъ сердце въ цѣпкихъ лапахъ,
И яблони смѣются вдоль аллей.
Смѣлѣй!

Ты тамъ, какъ мышь, притихла въ тишинѣ?
Не взвизгиваетъ дверь пустыннаго балкона,
Бѣлѣя и шумя волнами балахона,
Ты проскользнёшь, какъ бабочка, ко мнѣ,
Въ огнѣ...

Да, дверь поётъ — дождался, наконецъ.
А впрочѣмъ хрипъ, и кашель, и сморканье,
И толстыхъ ногъ чужiя очертанья —
Всё говоритъ, что это твой отецъ.
Конецъ.

О, носорогъ! онъ смотритъ на луну,
Скребётъ бока, животъ и поясницу
И придавивъ до плача половицу,
Икотой нарушаетъ тишину.
Ну-ну...

Потомъ въ туфляхъ спустился въ сонный садъ,
Въ аллеяхъ яблоки опавшiя сбираетъ,
Ихъ съ чавканьемъ и хрустомъ пожираетъ
И въ тьму впираетъ близорукiй взглядъ.
Назадъ!

Къ стволу съ отчаяньемъ и гнѣвомъ я приникъ.
Застылъ, молчу, а въ сердцѣ кастаньеты...
Ты спишь, любимая? конечно, нѣтъ отвѣта,
И не уходитъ медленный старик —
Привыкъ!

Мечтаетъ... гадъ! садится на скамью...
Вокругъ заборъ, а на заборѣ пики.
Ужель застряну и въ безсильномъ крикѣ
Свою любовь и злобу изолью?!
Плюю...

Луна струитъ серебряную пыль.
Свѣтло, прости!.. въ тоскѣ перелезаю,
Твои глаза заочно лобызаю
И съ трррескомъ рву штанину о костыль.
Рахиль!

Какъ мамонтъ бѣшеный, влачился я, хромой.
На улицахъ луна и кружево каштановъ...
Будь проклята любовь вблизи отцовъ тирановъ!
Кто утолитъ сегодня голодъ мой?
Домой!..

Саша Чёрный, 1910

9 окт, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Онъ тоже одинъ исходилъ
Глухiя туманныя дали.
Но если онъ ихъ разбудилъ…
Но если онѣ отвѣчали…

Но если средь тихихъ полей,
Въ тревогѣ, въ тоскѣ промедленья,
Быть можетъ, услышалъ Орфей
Отвѣтъ, и призывъ, и томленье…

И длятся ночныя мечты:
Какъ будто скала раскололась,
Какъ будто услышалъ и ты
Дрожащiй, надтрѣснутый голосъ,

Надрывный прерывистый звукъ,
Призывные, слабые крики…
Свѣтаетъ. Какъ тихо вокругъ.
Не жди, не зови Эвридики.
Метки: , ,
Petrus

petrark

Изъ "Греческой антологiи"

Свидѣтели любви и горести моей,
О розы юныя, слезами омоченны!
Красуйтеся въ вѣнках надъ хижиной смиренной,
Гдѣ милая таится отъ очей!
Помедлите, вѣнки! еще не увядайте!
Но если явится, – пролейте на неё
Всё благовонiе своё
И локоны ея слезами напитайте.
Пусть остановится въ раздумьѣ и вздохнетъ.
А вы, цвѣты, благоухайте
И милой локоны слезами напитайте!

Константинъ Батюшковъ, 1817
Метки: ,

3 окт, 2018

Petrus

petrark

СЕСТРѢ

А. Н. Анненской


Вечеръ. Зелёная дѣтская
Съ низкимъ ея потолкомъ.
Скучная книга нѣмецкая.
Няня въ очкахъ и съ чулкомъ.

Жёлтый, въ дешёвомъ изданiи
Будто я вижу романъ...
Даже прочёлъ бы названiе,
Если-бъ не этотъ туманъ.

Вы ещё были Алиною,
Съ розовой думой въ очахъ
Въ платьѣ съ большой пелериною,
Съ сѣрымъ платкомъ на плѣчахъ...

Въ стулъ утопая колѣнами,
Взора я съ Васъ не сводилъ,
Нѣжныя, съ тонкими венами
Руки я Ваши любилъ.

Словъ непонятныхъ тѣченiе
Было мнѣ музыкой сферъ...
Гдѣ ожидалъ столкновенiя
Вашихъ особенныхъ р...

Въ мѣдномъ подсвѣчникѣ сальная
Свѣчка у няни плывётъ...
Милое, тихо-печальное,
Всё это въ сердцѣ живётъ...

Иннокентiй Анненскiй, из кн. "Кипарисовый ларец" (1910)

29 сент, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

Мне по душе строптивый норов
Артиста в силе: он отвык
От фраз, и прячется от взоров,
И собственных стыдится книг.

Но всем известен этот облик.
Он миг для пряток прозевал.
Назад не повернуть оглобли,
Хотя б и затаясь в подвал.

Судьбы под землю не заямить.
Как быть? Неясная сперва,
При жизни переходит в память
Его признавшая молва.

Но кто ж он? На какой арене
Стяжал он поздний опыт свой?
С кем протекли его боренья?
С самим собой, с самим собой.

Как поселенье на гольфштреме,
Он создан весь земным теплом.
В его залив вкатило время
Всё, что ушло за волнолом.

Он жаждал воли и покоя,
А годы шли примерно так,
Как облака над мастерскою,
Где горбился его верстак.

Борис Пастернак, декабрь 1935

25 сент, 2018

Petrus

petrark

ВОЙНА

       Война! Подъяты наконецъ,
       Шумятъ знамена бранной чести!
    Увижу кровь, увижу праздникъ мести;
Засвищетъ вкругъ меня губительный свинецъ.
       И сколько сильныхъ впечатленiй
       Для жаждущей души моей!
       Стремленье бурныхъ ополченiй,
       Тревоги стана, звукъ мечей,
       И въ роковомъ огнѣ сраженiй
       Паденье ратныхъ и вождей!
       Предмѣты гордыхъ пѣснопѣнiй
       Разбудятъ мой уснувшiй генiй! –
Всё ново будетъ мнѣ: простая сѣнь шатра,
    Огни враговъ, ихъ чуждое взыванье,
Вечернiй барабанъ, громъ пушки, визгъ ядра
       И смерти грозной ожиданье.
Родишься-ль ты во мнѣ, слѣпая славы страсть,
Ты, жажда гибели, свирѣпый жаръ героевъ?
Вѣнокъ ли мнѣ двойной достанется на часть,
Кончину-ль тёмную судилъ мнѣ жребiй боевъ?
И всё умрётъ со мной: надежды юныхъ дней,
Священный сердца жаръ, къ высокому стремленье,
Воспоминанiе и брата и друзей,
И мыслей творческихъ напрасное волненье,
И ты, и ты, любовь!.. Ужель ни бранный шумъ,
Ни ратные труды, ни ропотъ гордой славы,
Ничто не заглушитъ моихъ привычныхъ думъ?
    Я таю, жертва злой отравы:
Покой бѣжитъ меня, нѣтъ власти надъ собой,
И тягостная лѣнь душою овладѣла...
    Чтò-жъ медлитъ ужасъ боевой?
Чтò-жъ битва первая ещё не закипѣла?

Александръ Пушкинъ, 1821 г.
Метки: ,

22 сент, 2018

Petrus

petrark

В КИНО

Утомлённая после работы,
Лишь за окнами стало темно,
С выраженьем тяжёлой заботы
Ты пришла почему-то в кино.

Рыжий малый в коричневом фраке,
Как всегда, выбиваясь из сил,
Плёл с эстрады какие-то враки
И бездарно и нудно острил.

И смотрела когда на него ты
И вникала в остроты его,
Выраженье тяжёлой заботы
Не сходило с лица твоего.

В низком зале, наполненном густо,
Ты смотрела, как все, на экран,
Где напрасно пыталось искусство
К правде жизни припутать обман.

Озабоченных черт не меняли
Судьбы призрачных, плоских людей,
И тебе удавалось едва ли
Сопоставить их с жизнью своей.

Одинока, слегка седовата,
Но ещё моложава на вид,
Кто же ты? И какая утрата
До сих пор твоё сердце томит?

Где твой друг, твой единственно милый,
Соучастник далёкой весны,
Кто наполнил живительной силой
Бесприютное сердце жены?

Почему его нету с тобою?
Неужели погиб он в бою
Иль, оторван от дома судьбою,
Пропадает в далёком краю?

Где б он ни был, но в это мгновенье
Здесь, в кино, я уверился вновь:
Бесконечно людское терпенье,
Если в сердце не гаснет любовь.

Николай Заболоцкий, 1954

21 сент, 2018

Petrus

petrark

МЕЧТА

Подруга нѣжныхъ музъ, посланница небесъ,
Источникъ сладкихъ думъ и сердцу милыхъ слезъ,
Гдѣ ты скрываешься, Мечта, моя богиня?
Гдѣ тотъ счастливый край, та мирная пустыня,
Къ которымъ ты стремишь таинственный полетъ?
Иль дебри любишь ты, сихъ грозныхъ скалъ хребетъ,
Гдѣ вѣтръ порывистый и бури шумъ внимаешь?
Иль въ Муромскихъ лѣсахъ задумчиво блуждаешь,
Когда на западѣ зари мерцаетъ лучъ
И хладная луна выходитъ изъ-за тучъ?
Или, влѣкомая чудеснымъ обаяньемъ
Въ мѣста, гдѣ дышитъ все любви очарованьемъ,
Подъ тѣнью яворов ты бродишь по холмамъ,
Студеной пѣною Воклюза орошеннымъ?
Явись, богиня, мнѣ, и съ трепетомъ священнымъ
Коснуся я струнамъ,
Тобой одушевленнымъ!
Явися! ждетъ тебя задумчивый пiитъ,
Въ безмолвiи ночномъ сидящiй у лампады!
Явись и дай вкусить сердечныя отрады!
Любимца твоего, любимца Аонидъ,
И горесть сладостна бываетъ:
Онъ въ горести мечтает.Читать дальше...Свернуть )

Константин Батюшков, 1817
Метки: ,

18 сент, 2018

я

evgen_gavroche

На музыкальной репетиции

Склонив хребет, галантный дирижер
Талантливо гребет обеими руками —
То сдержит оком бешеный напор,
То вдруг в падучей изойдет толчками...

Кургузый добросовестный флейтист,
Скосив глаза, поплевывает в дудку.
Впиваясь в скрипку, тоненький, как глист,
Визжит скрипач, прижав пюпитр к желудку.

Девица-страус, сжав виолончель,
Ключицами прилипла страстно к грифу,
И, бесконечную наяривая трель,
Все локтем ерзает по кремовому лифу.

За фисгармонией унылый господин
Рычит, гудит и испускает вздохи,
А пианистка вдруг, без видимых причин,
Куда-то вверх полезла в суматохе.

Перед трюмо расселся местный лев,
Сияя парфюмерною улыбкой,—
Вокруг колье из драгоценных дев
Шуршит волной томительной и гибкой...

А рядом чья-то mère*, в избытке чувств,
Вздыхая, пудрит нос, горящий цветом мака:
«Ах, музыка, искусство из искусств,
Безумно помогает в смысле брака!...»

*Мать (фр.).

17 сент, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

Я пережилъ свои желанья,
Я разлюбилъ свои мечты;
Остались мнѣ однѣ страданья,
Плоды сердечной пустоты.

Подъ бурями судьбы жестокой
Увялъ цвѣтущiй мой вѣнецъ –
Живу печальной, одинокой,
И жду: придетъ ли мой конецъ?

Так, позднимъ хладомъ пораженной,
Какъ бури слышенъ зимнiй свистъ,
Одинъ – на вѣткѣ обнаженной
Трепещетъ запоздалой листъ!..

Александръ Пушкинъ, 1821
Метки: ,

15 сент, 2018

я

evgen_gavroche

Инерция стиля

В жизни, в искусстве, в борьбе, где тебя победили,
Самое страшное - это инерция стиля.
Это - привычка, а кажется, что ощущенье.
Это стихи ты закончил, а нет облегченья.
Это - ты весь изменился, а мыслишь, как раньше.
Это - ты к правде стремишься, а лжешь, как
обманщик.

Это - душа твоя стонет, а ты - не внимаешь.
Это - ты верен себе, и себе - изменяешь.
Это - не крылья уже, а одни только перья,
Это - уже ты не веришь - боишься неверья.

Стиль - это мужество. В правде себе признаваться!
Всё потерять, но иллюзиям не предаваться -
Кем бы ни стать - ощущать себя только собою,
Даже пускай твоя жизнь оказалась пустою,
Даже пускай в тебе сердца теперь уже мало...
Правда конца - это тоже возможность начала.
Кто осознал пораженье,- того не разбили...

Самое страшное - это инерция стиля.
Метки: ,

8 сент, 2018

Petrus

petrark

ТОПТЫГИН И ЛУНА

Как задумал
Медведь
На луну
Полететь:
"Словно птица, туда я вспорхну!"
Медвежата за ним:
"Полетим!
Улетим!
На луну, на луну, на луну!"

Два крыла, два крыла
Им ворона
Дала,-
Два крыла
От большого орла.
А четыре крыла
Им сова
Принесла -
Воробьиных четыре крыла.

Но не может
Взлететь
Косолапый
Медведь,
Он не может,
Не может взлететь.
Он стоит
Под луной
На поляне
Лесной,-
Косолапый
И глупый
Медведь.

И взбирается он
На большую сосну
И глядит в вышину
На луну.
А с луны словно мёд
На поляну течёт,
Золотой
Разливается
Мёд.

"Ах, на милой луне
Будет весело мне
И порхать, и резвиться, и петь!
О, когда бы скорей
До луны до моей,
До медовой луны
Долететь!"

То одной, то другою он лапой махнёт -
И вот-вот улетит в вышину.
То одним, то другим он крылом шевельнёт
И глядит, и глядит на луну.

А внизу
Под сосной,
На поляне
Лесной,
Ощетинившись,
Волки сидят:
"Эх ты, Мишка шальной,
Не гонись
За луной,
Воротись, косолапый, назад".

Корней Чуковский, 1934 г.

25 авг, 2018

Petrus

petrark

ПЕТЕРБУРГСКИЙ РОМАНС

Посвящается Н. Рязанцевой

"Жалеть о нем не должно,
...он сам виновник всех своих злосчастных бед,
Терпя, чего терпеть без подлости - не можно..."
       Н. Карамзин


...Быть бы мне поспокойней,
Не казаться, а быть!
...Здесь мосты, словно кони -
По ночам на дыбы!

Здесь всегда по квадрату
На рассвете полки -
От Синода к Сенату,
Как четыре строки!

Здесь, над винною стойкой,
Над пожаром зари
Наколдовано столько,
Набормотано столько,
Наколдовано столько,
Набормотано столько,
Что пойди - повтори!

Все земные печали -
Были в этом краю...
Вот и платим молчаньем
За причастность свою!

Мальчишки были безусы,
Прапоры и корнеты
Мальчишки были безумны
К чему им мои советы?!

Лечиться бы им, лечиться,
На кислые ездить воды -
Они ж по ночам:
       "Отчизна!
Тираны! Заря свободы!"

Полковник я, а не прапор,
Я в битвах сражался стойко.
И весь их щенячий табор
Мне мнился игрой, и только.

И я восклицал: "Тираны!"
И я прославлял свободу,
Под пламенные тирады
Мы пили вино, как воду,

И в то роковое утро,
(Отнюдь не угрозой чести!)
Казалось, куда как мудро
Себя объявить в отъезде.

Зачем же потом случилось,
Что меркнет копейкой ржавой
Всей славы моей лучинность
Пред солнечной ихней славой?!

...Болят к непогоде раны,
Уныло проходят годы...
Но я же кричал: "Тираны!"
И славил зарю свободы!

Повторяется шепот,
Повторяем следы.
Никого еще опыт
Не спасал от беды!

О, доколе, доколе,
И не здесь, а везде
Будут Клодтовы кони
Подчиняться узде?!

И все так же, не проще,
Век наш пробует нас -
Можешь выйти на площадь,
Смеешь выйти на площадь,
Можешь выйти на площадь,
Смеешь выйти на площадь
В тот назначенный час?!

Где стоят по квадрату
В ожиданьи полки -
От Синода к Сенату,
Как четыре строки?!

Александр Галич, 22 августа 1968 г.
Метки: ,

24 авг, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

Есть на карте — место:
Взглянешь — кровь в лицо!
Бьётся в муке крестной
Каждое сельцо.

Поделил — секирой
Пограничный шест.
Есть на теле мира
Язва: всё проест!

От крыльца — до статных
Гор — до орльих гнёзд —
В тысячи квадратных
Невозвратных вёрст —

Язва.
       Лёг на отдых —
Чех: живым зарыт.
Есть в груди народов
Рана: наш убит!

Только край тот назван
Братский — дождь из глаз!
Жир, аферу празднуй!
Славно удалась.

Жир, Иуду — чествуй!
Мы ж — в ком сердце — есть:
Есть на карте место
Пусто: наша честь.

Марина Цветаева, 19-22 ноября 1938
Метки: ,

23 авг, 2018

Petrus

petrark

БЕСѢДКА МУЗЪ

Подъ тѣнiю черемухи млечнóй
И золотомъ блистающихъ акацiй
Спѣшу возстановить алтарь и муз и грацiй,
Сопутницъ жизни молодой.

Спѣшу принесть цвѣты и ульевъ сонъ янтарный,
И нѣжны первенцы полей:
Да будетъ сладокъ имъ сей даръ любви моей
И гѵмнъ поэта благодарный!

Не злата молитъ онъ у жертвенника музъ:
Онѣ съ фортуною не дружны,
Ихъ крѣпче съ бѣдностью заботливой союзъ,
И боле въ шалашѣ, чѣмъ въ теремѣ, досужны.

Не молитъ славы онъ сiяющихъ даровъ:
Увы! талантъ его ничтоженъ.
Ему отважный путь за стаею орловъ,
Какъ пчелкѣ, невозможенъ.

Онъ молитъ музъ – душѣ, усталой отъ суетъ,
Отдать любовь утраченну къ искусствамъ,
Веселость ясную первоначальныхъ лѣтъ
И свѣжесть – вянущимъ безперестанно чувствамъ.

Пускай заботъ свинцовый грузъ
Въ рѣкѣ забвенiя потонетъ
И время жадное въ сей тайной сѣни музъ
Любимца ихъ не тронетъ.

Пускай и въ сѣдинахъ, но съ бодрою душой,
Безпеченъ, какъ дитя всегда безпечныхъ грацiй,
Онъ нѣкогда придетъ вздохнуть въ сѣни густой
Своихъ черемухъ и акацiй.

Константинъ Батюшковъ, май 1817
Метки: ,

18 авг, 2018

Petrus

petrark

СЛЕПОЙ

С опрокинутым в небо лицом,
С головой непокрытой,
Он торчит у ворот,
Этот проклятый Богом старик.
Целый день он поёт,
И напев его грустно-сердитый,
Ударяя в сердца,
Поражает прохожих на миг.

А вокруг старика
Молодые шумят поколенья.
Расцветая в садах,
Сумасшедшая стонет сирень.
В белом гроте черёмух
По серебряным листьям растений
Поднимается к небу
Ослепительный день...

Что ж ты плачешь, слепец?
Что томишься напрасно весною?
От надежды былой
Уж давно не осталось следа.
Черной бездны твоей
Не укроешь весенней листвою,
Полумертвых очей
Не откроешь, увы, никогда.

Да и вся твоя жизнь —
Как большая привычная рана.
Не любимец ты солнцу,
И природе не родственник ты.
Научился ты жить
В глубине векового тумана,
Научился смотреть
В вековое лицо темноты...

Читать дальше...Свернуть )

16 авг, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Ночами ѣдетъ сквозь зыбкiй сонъ
За тѣнью клячи - тѣнь телѣги,
И тѣни воронъ со всѣхъ сторонъ
Въ лучахъ луны, въ налетѣвшемъ снѣгѣ.

Какъ будто душу мою везутъ
Изъ царства тѣней - въ царство тѣней.
Змѣиную тѣнь бросаетъ кнутъ,
Возница - самъ не бросаетъ тѣни...

Быть можетъ, это и наяву
Меня везутъ, и страшно ѣхать,
И я напрасно тебя зову,
И голосъ твой - неживое эхо.
Метки: , ,
Petrus

petrark

МУЗА

Въ младенчествѣ моемъ она меня любила
И семиствольную цѣвницу мнѣ вручила.
Она внимала мнѣ съ улыбкой – и слегка,
По звонкимъ скважинамъ пустого тростника,
Уже наигрывалъ я слабыми перстами
И гимны важные, внушенные богами,
И пѣсни мирныя фрѵгiйскихъ пастуховъ.
Съ утра до вечера въ нѣмой тѣни дубовъ
Прилежно я внималъ урокамъ дѣвы тайной,
И, радуя меня наградою случайной,
Откинувъ локоны отъ милаго чела,
Сама изъ рук моихъ свирель она брала.
Тростникъ былъ оживленъ божественнымъ дыханьемъ
И сердце наполнялъ святымъ очарованьемъ.

Александръ Пушкинъ, 1821
Метки: ,

14 авг, 2018

я

evgen_gavroche

Портрет трагедии

Заглянем в лицо трагедии. Увидим ее морщины,
ее горбоносый профиль, подбородок мужчины.
Услышим ее контральто с нотками чертовщины:
хриплая ария следствия громче, чем писк причины.
Здравствуй, трагедия! Давно тебя не видали.
Привет, оборотная сторона медали.
Рассмотрим подробно твои детали.

Заглянем в ее глаза! В расширенные от боли
зрачки, наведенные карим усильем воли
как объектив на нас -- то ли в партере, то ли
дающих, наоборот, в чьей-то судьбе гастроли.
Добрый вечер, трагедия с героями и богами,
с плохо прикрытыми занавесом ногами,
с собственным именем, тонущим в общем гаме.

Вложим ей пальцы в рот с расшатанными цингою
клавишами, с воспаленным вольтовою дугою
небом, заплеванным пеплом родственников и пургою.
Задерем ей подол, увидим ее нагою.
Ну, если хочешь, трагедия, - удиви нас!
Изобрази предательство тела, вынос
тела, евонный минус, оскорбленную невинность.

Прижаться к щеке трагедии! К черным кудрям Горгоны,
к грубой доске с той стороны иконы,
с катящейся по скуле, как на Восток вагоны,
звездою, облюбовавшей околыши и погоны.
Здравствуй, трагедия, одетая не по моде,
с временем, получающим от судьи по морде.
Тебе хорошо на природе, но лучше в морге.

Рухнем в объятья трагедии с готовностью ловеласа!
Погрузимся в ее немолодое мясо.
Прободаем ее насквозь, до пружин матраса.
Авось она вынесет. Так выживает раса.
Что нового в репертуаре, трагедия, в гардеробе?
И - говоря о товаре в твоей утробе -
чем лучше роль крупной твари роли невзрачной дроби?

Вдохнуть ее смрадный запах! Подмышку и нечистоты
помножить на сумму пятых углов и на их кивоты.
Взвизгнуть в истерике: "За кого ты
меня принимаешь!" Почувствовать приступ рвоты.
Спасибо, трагедия, за то, что непоправима,
что нет аборта без херувима,
что не проходишь мимо, пробуешь пыром вымя.

Лицо ее безобразно! Оно не прикрыто маской,
ряской, замазкой, стыдливой краской,
руками, занятыми развязкой,
бурной овацией, нервной встряской.
Спасибо, трагедия, за то, что ты откровенна,
как колуном по темени, как вскрытая бритвой вена,
за то, что не требуешь времени, что - мгновенна.

Кто мы такие, не-статуи, не-полотна,
чтоб не дать свою жизнь изуродовать бесповоротно?
Что тоже можно рассматривать как приплод; но
что еще интереснее, ежели вещь бесплотна.
Не брезгуй ею, трагедия, жанр итога.
Как тебе, например, гибель всего святого?
Недаром тебе к лицу и пиджак, и тога.

Смотрите: она улыбается! Она говорит: "Сейчас я
начнусь. В этом деле важней начаться,
чем кончиться. Снимайте часы с запястья.
Дайте мне человека, и я начну с несчастья".
Давай, трагедия, действуй. Из гласных, идущих горлом,
выбери "ы", придуманное монголом.
Сделай его существительным, сделай его глаголом,

наречьем и междометием. "Ы" -- общий вдох и выдох!
"Ы" мы хрипим, блюя от потерь и выгод
либо - кидаясь к двери с табличкой "выход".
Но там стоишь ты, с дрыном, глаза навыкат.
Врежь по-свойски, трагедия. Дави нас, меси как тесто.
Мы с тобою повязаны, даром что не невеста.
Плюй нам в душу, пока есть место

и когда его нет! Преврати эту вещь в трясину,
которой Святому Духу, Отцу и Сыну
не разгрести. Загусти в резину,
вкати ей кубик аминазину, воткни там и сям осину:
даешь, трагедия, сходство души с природой!
Гибрид архангелов с золотою ротой!
Давай, как сказал Мичурину фрукт, уродуй.

Раньше, подруга, ты обладала силой.
Ты приходила в полночь, махала ксивой,
цитировала Расина, была красивой.
Теперь лицо твое - помесь тупика с перспективой.
Так обретает адрес стадо и почву - древо.
Всюду маячит твой абрис - направо или налево.
Валяй, отворяй ворота хлева.
Метки: ,

11 авг, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Трепещутъ судорожныя зарницы,
И парусъ падаетъ косымъ угломъ,
И свѣтъ, и тѣнь, взлетѣвъ, упавъ, как птицы,
Подрагиваютъ сломаннымъ крыломъ.

Протрепеталъ дымокъ, и вотъ струею
Кровавой льется тѣнь отъ фонарей,
А по рѣкѣ проходитъ дрожь порою,
И бьется парусъ (но слабѣй, слабѣй).

Какъ будто чьи-то длинныя ресницы
Еще подергиваются – пока
Вослѣдъ дымку косая тѣнь ложится,
Густая тѣнь сочится вдоль виска.
Метки: , ,

10 авг, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

...В это время в малиновой шапке начальник
Дал сигнал. Я к вагону рванул прямиком,
На отлёте держа алюминевый чайник,
Неопрятно плескавшийся кипятком.

На подножку хотел я вскочить. Без сноровки
Промахнулся, но поручни крепко схватил.
И походных ботинок пудовых подковки
Заскребли о бегущий перронный настил.

И повис я. И, как у канатной плясуньи,
Что готова вот-вот потерять высоту.
Зябко волосы мне шевельнуло безумье,
И почувствовал я привкус крови во рту.

Поезд мчал. Я пытался подняться и, тужась,
Вверх хотел подтянуться усильем одним.
И под танец колес, нагнетающих ужас,
Горло мне разодрало вдруг воплем немым.

Я висел, ручку чайника больно сжимая
В пальцах, красных от бешеного кипятка.
И летела черта надо мною прямая
Горизонта, отчётлива и далека.

Евгений Винокуров, 1962

8 авг, 2018

Petrus

petrark

ГЕЗIОДЪ И ОМИРЪ – СОПЕРНИКИ

Посвящено А. Н. О., любителю древности.

Народы, какъ волны, въ Халкиду тѣкли,
Народы счастливой Эллады!
Тамъ сильный владыка, надъ прахомъ отца
Оконча печальны обряды,
Ристалище славы бойцамъ отверзалъ.
Три раза съ румяной денницей
Бойцы выступали съ бойцами на бой;
Три раза стремили возницы
Коней легконогихъ по звонкимъ полямъ,
И трижды владѣтель Халкиды
Достойным оливны вѣнки раздавалъ.
Но солнце на лоно Ѳетиды
Склонялось, и новый готовился бой. –
Очистите поле, возницы!
Спѣшите! Залейте студеной струей
Пылающи оси и спицы,
Коней отрѣшите отъ тягостныхъ узъ
И въ стойлы прохладны ведите;
Вы, пылью и потомъ покрыты, бойцы,
При пламени свѣтлом вздохните,
Внемлите народы, Эллады сыны,
Высокiя пѣсни внемлите!

Пройдя изъ края въ край гостепрiимный мiръ,
Лѣтами древними и рокомъ удрученный,
Здѣсь пѣсней царь Омиръ
И юный Гезiодъ, каменамъ драгоцѣнный,
Вступаютъ въ славный бой.
Колебля маслину священную рукой,
Пѣвецъ Аскреи гѵмнъ высокiй начинаетъ
(Онъ съ лѵрой никогда свой гласъ не сочетаетъ).

Читать дальше...Свернуть )

Константинъ Батюшковъ, конецъ 1816 – январь 1817
Метки: ,

7 авг, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Быть можетъ, въ мiрѣ все иначе,
Быть можетъ, мiръ совсѣмъ другой,
И все вокругъ не больше значитъ,
Чѣмъ бредъ, воображенный мной, -
И только вихри электроновъ,
Какъ заведенные, кружатъ,
И нѣтъ ни этихъ старыхъ кленовъ,
Ни дѣвушки, входящей въ садъ…

Но вотъ сейчасъ я прижимаю
Мою щеку къ твоей щекѣ,
И ты, простая и живая,
Стоишь со мной, рука въ рукѣ.
Все достовѣрно, все понятно,
Желтѣютъ клены, воздухъ тихъ,
А небо – синее, какъ пятна
Чернилъ на пальчикахъ твоихъ.
Метки: , ,

4 авг, 2018

Petrus

petrark

УТРО

Петух запевает, светает, пора!
В лесу под ногами гора серебра.
Там чёрных деревьев стоят батальоны,
Там ёлки как пики, как выстрелы — клёны,
Их корни как шкворни, сучки как стропила,
Их ветры ласкают, им светят светила.
Там дятлы, качаясь на дубе сыром,
С утра вырубают своим топором
Угрюмые ноты из книги дубрав,
Короткие головы в плечи вобрав.
Рождённый пустыней,
Колеблется звук,
Колеблется синий
На нитке паук.
Колеблется воздух,
Прозрачен и чист,
В сияющих звёздах
Колеблется лист.
И птицы, одетые в светлые шлемы,
Сидят на воротах забытой поэмы,
И девочка в речке играет нагая
И смотрит на небо, смеясь и мигая.
Петух запевает, светает, пора!
В лесу под ногами гора серебра.

Николай Заболоцкий, 1946

2 авг, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

музы! чтоб вам было пусто!
аполлон увы солгал
волочился за искусством
вирши ладные слагал
воспевал родное время
то хай-тек то смертный страх
получил немножко премий
в инвалюте и рублях

по квартире бы развесить
те дипломы а деньжат
хватит ужинов на десять
с фуа-гра и оранжад
чтоб завидовали люди
стихла мать сыра земля
и грустил омар на блюде
хрупким уcом шевеля

современники-потомки!
не пилу, не ватерпас –
я таскал в ночной котомке
слов раздвоенных запас
и шептала жизнь дурная
что я глуп и сердцем гол
и грустил я заклиная
огнедышащий глагол

в переносном смысле канув
в стикс предав меня едва
горсткой дохлых тараканов
стали бедные слова
если время – бога имя
то зачем я проглядел
мир маячащий за ними
детской радости предел

Бахыт Кенжеев, март 2013
Метки: ,
nose

platonicus

(без темы)

Намъ кажется, все ясно, очень просто:
На уличной скамейкѣ рядомъ съ нами
Худой старикъ, замученный работой,
Сидитъ, согнувъ сутуло позвоночникъ,
Глядитъ на заскорузлыя ладони.

Не позвоночникъ, а тростникъ прибрежный
Сгибается, не линiи ладоней,
А вѣтки почернѣлыя деревьевъ
(На фонѣ желтоватаго заката)
Потрескались подъ градомъ и подъ вѣтромъ.

Не сердце бьется, а морскiя волны,
Не кашель, а раскаты громовые,
И не ознобъ, а Млечный Путь проходитъ
Насквозь пронизывающей струею.

А можетъ быть, онъ спитъ въ своей постели,
Съ женой бранится иль гнiетъ въ могилѣ.
Метки: , ,

1 авг, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

Рѣдѣетъ облаковъ летучая гряда;
Звѣзда печальная, вечерняя звѣзда,
Твой лучъ осеребрил увядшiя равнины,
И дремлющиiй заливъ, и чёрныхъ скалъ вершины;
Люблю твой слабый свѣт въ небесной вышинѣ:
Онъ думы разбудилъ, уснувшiя во мнѣ.
Я помню твой восходъ, знакомое свѣтило,
Надъ мирною страной, гдѣ всё для сердца мило,
Гдѣ стройны тополы въ долинахъ вознеслись,
Гдѣ дремлетъ нѣжный мѵртъ и тёмный кѵпарисъ,
И сладостно шумятъ полуденныя волны.
Тамъ нѣкогда въ горахъ, сердечной думы полной,
Надъ моремъ я влачилъ задумчивую лѣнь,
Когда на хижины сходила ночи тѣнь –
И дѣва юная во мглѣ тебя искала
И именемъ своимъ подругамъ называла.

Александръ Пушкинъ, 1820
Метки: ,

25 июл, 2018

я

evgen_gavroche

(без темы)

Препинаний и букв чародей,
Лиходей непечатного слова
Трал украл для волшебного лова
Рифм и наоборотных идей.

Мы, неуклюжие, мы, горемычные,
Идем и падаем по всей России...
Придут другие, еще лиричнее,
Но это будут - не мы - другие.

Автогонщик, бурлак и ковбой,
Презирающий гладь плоскогорий,
В мир реальнейших фантасмагорий
Первым в связке ведешь за собой!

Стонешь ты эти горькие, личные,
В мире лучшие строки! Какие?
Придут другие, еще лиричнее,
Но это будут - не мы - другие.

Пришли дотошные "немыдругие",
Они - хорошие, стихи - плохие.
Метки: ,

12 июл, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Я слышалъ гдѣ-то анекдотъ:
Спѣшитъ по дѣлу пешеходъ
Весеннимъ полднемъ городскимъ.
А нѣкто сѣменитъ за нимъ
И говоритъ неясно, въ носъ:
- Простите. Маленькiй вопросъ:
Вы вѣрите, хоть иногда
Въ загробный мiръ, скажите, да? –
И ждетъ. И, получивъ въ отвѣтъ
Слегка разсѣянное «нѣтъ»,
Бормочетъ грустно: - Очень жаль!
И, закрутившись, какъ спираль,
И, дѣлаясь совсѣмъ сквознымъ,
Разсѣивается, какъ дымъ.

Ну вотъ и все. Вѣдь если вдругъ
Ты скажешь, поглядѣвъ вокругъ,
Что ты не вѣришь въ этотъ мiръ,
Мiръ не уйдетъ, какъ дымъ, въ эѳиръ.
Метки: , ,

8 июл, 2018

я

evgen_gavroche

Мой роман

Кто любит прачку, кто любит маркизу,
У каждого свой дурман,—
А я люблю консьержкину Лизу,
У нас — осенний роман.

Пусть Лиза в квартале слывет недотрогой,—
Смешна любовь напоказ!
Но все ж тайком от матери строгой
Она прибегает не раз.

Свою мандолину снимаю со стенки,
Кручу залихватски ус...
Я отдал ей все: портрет Короленки
И нитку зеленых бус.

Тихонько-тихонько, прижавшись друг к другу,
Грызем соленый миндаль.
Нам ветер играет ноябрьскую фугу,
Нас греет русская шаль.

А Лизин кот, прокравшись за нею,
Обходит и нюхает пол.
И вдруг, насмешливо выгнувши шею,
Садится пред нами на стол.

Каминный кактус к нам тянет колючки,
И чайник ворчит, как шмель...
У Лизы чудесные теплые ручки
И в каждом глазу — газель.

Для нас уже нет двадцатого века,
И прошлого нам не жаль:
Мы два Робинзона, мы два человека,
Грызущие тихо миндаль.

Но вот в передней скрипят половицы,
Раскрылась створка дверей...
И Лиза уходит, потупив ресницы,
За матерью строгой своей.

На старом столе перевернуты книги,
Платочек лежит на полу.
На шляпе валяются липкие фиги,
И стул опрокинут в углу.

Для ясности, после ее ухода,
Я все-таки должен сказать,
Что Лизе — три с половиною года...
Зачем нам правду скрывать?


nose

platonicus

(без темы)

Въ углу, надъ шкафомъ, отъ стѣны
Кой-гдѣ отпала штукатурка,
И пятна плесени видны.
А я смотрю, и вижу турка
Въ высокой фескѣ, на конѣ,
Кривой заливъ, луну надъ мысомъ.
Я пятна на сырой стѣнѣ
Какимъ-то надѣляю смысломъ.

А въ окнахъ таетъ полутьма
И возникаетъ панорама:
Тамъ – тучи, площади, дома,
Зелено-бурый куполъ храма,
Пятно расплывчатой зари,
Сырая празелень и гнилость.
Все – пятна плесени. Смотри,
И штукатурка отвалилась.
Метки: , ,

7 июл, 2018

Petrus

petrark

ВЫЖИЛ

Итак, всё кончено. Я выжил.
Обмотки. В недрах вещмешка
Буханка. В тряпке соль. Я вышел,
Держась за притолку слегка.

Я приобрёл за две недели
Те утончённые черты,
Что, может быть, и в самом деле
Уже сильнее красоты.

Страданье, что огромным было,
Раздумьем тронуло чело.
Оно подглазья углубило,
У рта морщины провело.

Как тень, стоял я еле-еле...
Душа, где ты была дотоль?
Её я чуял ясно в теле,
Как хлеб в мешке, как в тряпке соль.

Евгений Винокуров, 1962

5 июл, 2018

Petrus

petrark

ЭЛЕГIЯ

Я чувствую, мой даръ въ поэзiи погасъ,
И муза пламенникъ небесный потушила;
Печальна опытность открыла
Пустыню новую для глазъ.
Туда влечетъ меня осиротеѣлый генiй,
Въ поля безплодныя, въ непроходимы сѣни,
Гдѣ счастья нѣтъ слѣдовъ,
Ни тайныхъ радостей, неизъяснимыхъ сновъ,
Любимцамъ Ѳебовымъ отъ юности извѣстныхъ,
Ни дружбы, ни любви, ни пѣсней музъ прелестныхъ,
Которыя всегда душевну скорбь мою,
Какъ лотосъ, силою волшебной врачевали.
Нѣтъ, нѣтъ! себя не узнаю
Подъ новымъ бременемъ печали!
Какъ странникъ, брошенный изъ недра ярыхъ волнъ,
На берегъ дикiй и кремнистый
Встаетъ и съ ужасомъ разбитый видитъ чолнъ,
Валы ревущiе и молнiи змiисты,
Объявшiя кругомъ свинцовый небосклонъ;
Рукою трепетной онъ мраки вопрошаетъ,
Ногой скользитъ надъ пропастями онъ,
И вѣтеръ буйный развѣваетъ
Моленiй гласъ его, рыданiя и стонъ... –
На краѣ гибели такъ я зову въ спасенье
Тебя, послѣднiй сердца другъ!
Опора сладкая, надежда, утѣшенье
Средь вѣчныхъ скорбей и недугъ!
Хранитель ангелъ мой, оставленный мнѣ Богомъ!..
Читать дальше...Свернуть )
Метки: ,

4 июл, 2018

Petrus

petrark

НА ПРЕБЫВАНIЕ СУВОРОВА ВЪ ТАВРИЧЕСКОМЪ ДВОРЦѢ

Когда увидитъ кто, что въ царскомъ пышномъ домѣ
По звучномъ громѣ Марс почiетъ на соломѣ,
Что шлемъ его и мечъ хоть въ лаврахъ зеленѣютъ,
Но гордость съ роскошью повержены у ногъ,
И доблести затмить лучи богатствъ не смѣютъ, —
Не всякъ ли скажет тутъ, что браней страшный богъ,
Плоть Эпиктетову прiявъ, преобразился,
Чтобъ мужества примѣръ, воздержности подать,
Какъ внѣшнихъ супостатъ, какъ внутреннихъ сражать.
Суворовъ! страсти кто смирить свои рѣшился,
Легко тому страны и царствы покорить,
Друзей и недруговъ себя заставить чтить.

Г.Р. Державинъ, 1795
Метки: ,

1 июл, 2018

Petrus

petrark

НЕРЕИДА

Среди зеленыхъ волнъ, лобзающихъ Тавриду,
На утренней зарѣ я видѣлъ Нереиду.
Сокрытый межъ деревъ, едва я смѣлъ дохнуть:
Надъ ясной влагою полубогиня грудь
Младую, бѣлую какъ лебедь, воздымала
И пѣну изъ власовъ струею выжимала.

Александръ Пушкинъ, 1820
Метки: ,

26 июн, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Въ стаканѣ стынетъ золотистый чай,
Чаинка видитъ золотой Китай.

Желтѣетъ чай, какъ Желтая рѣка,
И таетъ сахаръ, словно облака.

Кружокъ лимона солнцемъ золотымъ
Просвѣчиваетъ сквозь легчайшiй дымъ.

Легчайшiй паръ напоминаетъ ей
Туманъ прозрачный рисовыхъ полей.

И ложечка серебрянымъ лучомъ
Упала въ золотистый водоемъ,

Гдѣ плаваетъ чаинка, гдѣ Китай,
Блаженный край, ея недолгiй рай.
Метки: , ,

25 июн, 2018

Petrus

petrark

НЕУДАЧНИК

По дороге, пустынной обочиной,
Где лежат золотые пески,
Что ты бродишь такой озабоченный,
Умирая весь день от тоски?

Вон и старость, как ведьма глазастая,
Притаилась за ветхой ветлой.
Целый день по кустарникам шастая,
Наблюдает она за тобой.

Ты бы вспомнил, как в ночи походные
Жизнь твоя, загораясь в борьбе,
Руки девичьи, крылья холодные,
Положила на плечи тебе.

Милый взор, истомлённо-внимательный,
Залил светом всю душу твою,
Но подумал ты трезво и тщательно
И вернулся в свою колею.

Крепко помнил ты старое правило -
Осторожно по жизни идти.
Осторожная мудрость направила
Жизнь твою по глухому пути.

Пролетела она в одиночестве
Где-то здесь, на задворках села,
Не спросила об имени-отчестве,
В золотые дворцы не ввела.

Поистратил ты разум недюжинный
Для каких-то бессмысленных дел.
Образ той, что сияла жемчужиной,
Потускнел, побледнел, отлетел.

Вот теперь и ходи и рассчитывай,
Сумасшедшие мысли тая,
Да смотри, как под тенью ракитовой
Усмехается старость твоя.

Не дорогой ты шел, а обочиной,
Не нашел ты пути своего,
Осторожный, всю жизнь озабоченный,
Неизвестно, во имя чего!

Николай Заболоцкий, 1953

23 июн, 2018

я

evgen_gavroche

В ЗАЩИТУ ПРОГРЕССА

Когда запрягут в колесницу
Тебя, как скота и раба,
И в свисте кнута растворится
Нерайская с детства судьба.

И всё, что терзало, тревожа,
Исчезнет, а как - не понять,
И голову ты и не сможешь
И вряд ли захочешь поднять,

Когда все мечты и загадки,
Порывы к себе и к звезде
Вдруг станут ничем - перед сладкой
Надеждой: поспать в борозде.

Когда твой погонщик, пугаясь,
Что к сроку не кончит урок,
Пинать тебя станет ногами
За то, что ты валишься с ног,

Тогда,- перед тем, как пристрелят
Тебя,- мол, своё отходил!-
Ты вспомни, какие ты трели,
На воле резвясь, выводил.

Как следуя голосу моды,
Ты был вдохновенье само -
Скучал, как дурак, от свободы
И рвался - сквозь пули - в ярмо.

Бунт скуки! Весёлые ночи!
Где знать вам, что в трубы трубя,
Не Дух это мечется - хочет
Бездушье уйти от себя.

Ища не любви, так заботы,
Занятья - страстей не тая...
А Духу хватило б работы
На топких путях бытия.

С движеньем веков не поспоришь,
И всё ж - сквозь асфальт, сквозь века,
Всё время он чувствует, сторож,
Как топь глубока и близка.

Как ею сближаются дали,
Как - пусть хоть вокруг благодать,-
Но люди когда-то пахали
На людях - и могут опять.

И нас от сдирания шкуры
На бойне - хранят, отделив,
Лишь хрупкие стенки культуры,
Приевшейся песни мотив.

...И вот, когда смыслу переча,
Встаёт своеволья волна,
И слышатся дерзкие речи
О том, что свобода тесна,

Что слишком нам равенство тяжко,
Что Дух в мельтешеньи зачах...
Тоска о заветной упряжке
Мне слышится в этих речах.

И снова всплывает, как воля,
Мир прочный, где всё - навсегда:
Вес плуга... Спокойствие поля...
Эпический посвист кнута.
Метки: ,

22 июн, 2018

Petrus

petrark

22 июня 1971 года

Свет похож на тьму,
В мыслях — пелена.
Тридцать лет тому
Началась война.

Диктор — словно рад...
Душно, думать лень.
Тридцать лет назад
Был просторный день.

Стала лишней ложь,
Был я братству рад...
А ещё был дождь —
Тридцать лет назад.

Дождь, азарт игры,
Веры и мечты...
Сколько с той поры
Утекло воды?

Сколько средь полей
У различных рек
Полегло парней,
Молодых навек?

Разве их сочтёшь?
Раны — жизнь души.
Открывалась ложь
В свете новой лжи...

Хоть как раз тогда
Честной прозе дня
Начала беда
Обучать меня.

Я давно другой,
Проступила суть.
Мой ничьей тоской
Не оплачен путь.

Но все та же ложь
Омрачает день.
Стал на тьму похож
Свет — и думать лень.

Что осталось?.. Быт,
Суета, дела...
То ли совесть спит,
То ли жизнь прошла.

То ль свой суд вершат
Плешь да седина...
Тридцать лет назад
Началась война.

Наум Коржавин, 1971

Поэт умер сегодня, 22 июня 2018 г., на 93-м году жизни
Метки: ,
nose

platonicus

(без темы)

Наклонись надъ рѣкой, погляди:
Тѣнь твоей головы и груди
Неподвижна, какъ если бы въ прудъ
Ты глядѣлся; а волны текутъ
Мимо тѣни, тебя и всего,
Мимо свѣтлаго дня твоего.

Только – сердце боится слегка:
Есть на свѣтѣ другая рѣка,
Уносящая солнечный день
И твою мимолетную тѣнь,
И тебя самого заодно
На глубокое, темное дно.
Метки: , ,
Petrus

petrark

ДОЧЕРИ КАРАГЕОРГIЯ

    Гроза луны, свободы воинъ,
    Покрытый кровiю святой,
Чудесный твой отецъ, преступникъ и герой,
И ужаса людей, и славы былъ достоинъ.
    Тебя, младенца, онъ ласкалъ
На пламенной груди рукой окровавленной;
    Твоей игрушкой былъ кинжалъ,
    Братоубiйствомъ изощренный...
Какъ часто, возбудивъ свирѣпой мести жаръ,
Онъ, молча, надъ твоей невинной колыбелью
Убiйства новаго обдумывалъ ударъ –
И лепетъ твой внималъ, и не былъ чуждъ веселью...
Таковъ былъ: сумрачный, ужасный до конца.
Но ты, прекрасная, ты бурный вѣкъ отца
Смиренной жизнiю предъ небомъ искупила:
    Съ могилы грозной къ небесамъ
    Она, какъ сладкiй ѳимiамъ,
Какъ чистая любви молитва, восходила.

Александръ Пушкинъ, 1820
Метки: ,

20 июн, 2018

Petrus

petrark

(без темы)

И маленький глоток свободы на ночь
Из милой книги наскоро хлебнуть.
Усни, усни: Разбудят утром рано.
Закрыта книга. Пробую уснуть.
И вот пошло́ — заныла, закачала
Медлительная ласковая мгла,
И жизнь моя вся началась сначала,
Но не такой, какой она была.
Всё те же камни, те же волны, птицы,
И обещанья шумные лесов.
Но властью сна дано осуществиться
Пророчеству нестройных голосов.
Любовь не раной, а самой любовью.
Доверчиво она не ждёт конца.
И слава наклонилась к изголовью,
В тюремной тьме не кутая лица.
И прежний дом мне стал, как прежде, домом,
В чьи окна мне не боязно взглянуть,
И не до слёз, а просто мне знакомым
По милым улицам к нему обратный путь.
Не ужас там живёт и слова просит.
Там девочки глаза́, а не тоски.
Но тут рассвет свои поправки вносит,
И новый день меня берёт в тиски.

Лидия Чуковская <1946>

19 июн, 2018

nose

platonicus

(без темы)

Влюбленные цѣлуются опять
На влажной отъ дождя скамейкѣ.
Въ косомъ лучѣ развившаяся прядь
Свисаетъ въ видѣ смуглой змѣйки.

Съ тяжелыхъ розъ стекаютъ на ладонь
Прозрачно-выпуклыя слезы.
Въ изгибахъ уха – розовый огонь
Слегка похожъ на завязь розы.
Метки: , ,

Предыдущие 50

Октябрь 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Метки

Трансляция

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com